изнасилование в больнице

выебли в больнице

Муж уговорил меня сделать аборт. У нас есть двухлетний сын, а заводить второго ребенка в наши планы не входило.

Врачи

Выбрала не очень дорогую клинику, где обещали хороший наркоз и щадящий метод. И все же пошла на операцию с тяжелым сердцем. Страх, ощущение вины, предчувствие какой-то беды… Доктор, мужчина лет под 40, увидев мои слезы, успокоил меня, сказал, что я ничего не почувствую. Анестезиолог, молодой парень, тоже показался мне грамотным специалистом, расспросил об аллергии, хронических заболеваниях. А когда я успокоилась, разделась и легла на кресло, сделал мне укол в вену. Я начала проваливаться в пропасть… Не знаю, то ли наркоз у них был не такой, как надо, то ли это особенность моего организма, но до конца я не уснула. Пошевелиться не могла, но все слышала и чувствовала. А происходило в операционной что-то жуткое. Вошел доктор и наклонился надо мной. «Спит?» — спросил он у анестезиолога. «Спит, как младенец, — ответил тот и как-то нехорошо хихикнул. — Ну, чего ждешь, я тоже хочу успеть!» Доктор задрал мне рубашку и провел руками по бедрам, но не как врач, а как похотливый мужик. Потом его рука полезла мне в промежность. Он расстегнул свои зеленые хирургические штаны. Внутри меня все кричало: «Нет, не надо, не хочу!» — но я не могла произнести ни звука. Доктор взял меня за ноги и рывком притянул к себе, я чуть не упала с кресла. «Придерживай, а то навернется!» — скомандовал он анестезиологу, и тот обхватил меня за грудь. Я слышала их тяжелое дыхание. Доктор одним ударом вошел в меня и опять сказал: «Придерживай…» Он повторял, как заведенный, с каждым ударом своего тяжелого члена: «Придерживай… придерживай…»

После наркоза

Анестезиолог прикрикнул на доктора: «Ну, давай скорее, сколько можно! Я сейчас в штаны кончу…» Тот последний раз хрипло выкрикнул: «Придерживай!» — и обмяк, навалившись мне на бедра. Анестезиолог подтянул меня на кресле (он был выше ростом) и начал насиловать резкими и быстрыми ударами, охая, как баба. «Саня, потише, — попросил доктор. — Тебя в ординаторской слышно». Анестезиолог издал последний «ох!» и отвалился. «Ты сам орал, придурок», — пробормотал он. Доктор наклонился надо мной. «Вроде она шевелится, — сказал он. — Дожми еще полкубика…» Больше я ничего не чувствовала. Очнулась уже в палате. Когда голова прояснилась после наркоза, я вспомнила, как меня насиловали. Но тут же закралось сомнение: может, мне это все почудилось? Просто страшный сон под воздействием наркотического препарата? Доктор, осматривавший меня после операции, вел себя совершенно спокойно и естественно. Да и на насильника он нисколько не похож. Вскоре меня выписали, чувствую себя хорошо. Так и не поняла — то ли было, то ли не было…

Татьяна, Ижевск